,
Реклама
пищевая упаковка в компании Пище-Поли-Пласт
Популярное
Безработица в Нидерландах упала до минимума с 2012 годаУровень безработицы в Нидерландах с учетом сезонных фак...
Бензиновые автомобили в
Бензиновые автомобили в Голландии запретят в 2025 годуВ 2025 году правительство Нидерландов полностью запрети...
В Голландии изготовили
В Голландии изготовили платье из грибницыДизайнер Анила Хойтинк из Амстердама нашла самый эколог...
Голландцы превратят
Голландцы превратят заброшенный офис Philips в цветущую фермуКрупнейшую в Европе ферму обустраивают в никому не нужн...
В Нидерландах открыли первое
В Нидерландах открыли первое в мире кафе дроновСтуденты Технологического университета голландского гор...
Сегодня в Нидерландах
Сегодня в Нидерландах отмечают большой праздник – День Короля27 апреля – особенный день для Нидерландов. Вот уже вто...
Рембрандта заменили на
Рембрандта заменили на 3D-принтерГруппа специалистов из Microsoft, Дома-музея Рембрандта...
Амстердам век назад в
Амстердам век назад в фотографияхФотографии конца 19-го века из столицы Нидерландов....
В Амстердаме стартовал
В Амстердаме стартовал ежегодный фестиваль тюльпановФестиваль тюльпанов, который начался накануне в Амстерд...
В Амстердаме открывается
В Амстердаме открывается новый музей Современного ИскусстваНа Музейной площади Амстердама открывается новый музей ...
«    Июнь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Рембрандту было около 22 лет, когда он написал этот автопортрет. Это был один из его первых автопортретов, и он был в самом начале своей карьеры. Это дерзкий портрет, так как большая часть его лица находится в тени. Освещены только шея, мочка уха, часть щеки и кусочек носа. В действительности, это не настоящий портрет, а скорее учебное пособие, на котором Рембрандт экспериментировал со светом и тенью.
Когда в 1628 Питер Санредам решил специализироваться на изображении архитектуры, он предпочел запечатлевать существующие здания. Это было чем-то новым в те времена. В основном, он рисовал церковные здания, и с самого начала пользовался большой популярностью. Санредам уже жил в Харлеме сорок лет, когда он написал "портрет" церкви своей родной деревни Ассендельфт. Его отец и двое из его родственников были погребены в ней. Их имена начертаны на надгробной плите справа на переднем плане, что делает этот церковный интерьер данью памяти его предкам.

Похоже, что все это осталось после банкета, но, на самом деле, перед нами тщательно продуманная композиция. Хеда расставил предметы так, чтобы как можно лучше продемонстрировать свои умения. Именно по этому бокал лежит на боку, чтобы и тусклое серебро под ножкой, и сверкающая внешняя сторона были видны. Это абсолютная изобретательность, потому что предметы изображены один за другим, а не сверху. По этой причине композиция выглядит более естественной, чем на работах его предшественников. Величественное исполнение материалов и отблесков усиливают этот эффект.
Клаас сделал шаг вперед: его накрытый стол стоит в комнате. Предметы снова выбраны за из текстуру, но также и чтобы показать их в выгодном свете, как в случае с дорогим пирогом с индейкой или нарезанным лимоном. Соль и перец - дорогостоящие продукты в то время - изображены довольно заметно (в свернутой странице из альманаха).
Самыми заметными предметами на этом столе являются голландские сыры, сложенные в башенку. Кремовый желтый цвет молодого сыра отражается в оловянной тарелке. Вокруг нее изображены блюда с фруктами, стаканами, графин, немного хлеба и орехов-повседневные предметы вперемешку с редкими дорогими, такими как китайский фарфор или дамастная салфетка. Но натюрморист не был сосредоточен на композиции. Для него было важно передать различные материалы как можно более реалистично: прозрачное стекло, тонкий, как бумага фарфор, камень, отражающее олово, приглушенный блеск яблок и груш, сочный виноград, хрустящие хлебные корки и гладко выглаженный Дамаск. Именно по этой причине Флорис ван Дейк изобразил стол сверху и разложил объекты так, чтобы их было видно наилучшим образом.

Этой девочке в голубом, наверное, около десяти лет. Однако, благодаря своей одежде, она выглядит как взрослая женщина. Раньше детей одевали так же, как родителей с раннего возраста, лет с пяти или шести. Только лицо раскрывает ее возраст: блестящие глаза и румянец на щеках. Кто эта девочка - неизвестно. Все указывает на то, что она из привилегированного сословия. Она одета по последней моде в округлое выпуклое платье, украшенное золотой тесьмой и аксессуарами из тонкого льна и фламандского бобинного кружева: жабо, воротник, шейный платок вокруг ее плеч и манжеты. Ювелирные украшения и стильное перо дополняют ансамбль.

В 17-м веке было большой редкостью, чтобы изображаемые люди, были настолько счастливыми и расслабленными как Исаак Масса и Беатрикс Ван дер Лан на этой картине. Он был богатым купцом из Харлема, а она дочерью бургомистра. Они поженились 26 апреля 1622 года, и вскоре после этого Франс Хале написал этот необычный свадебный портрет. Обычно молодожены хотели, чтобы их изображали величавыми и серьезными, а также, как правило, по отдельности. Эта пара хотела чего-нибудь иного и позировала в саду, рядом друг с другом, влюбленными и рассеянно улыбающимися художнику.
Юдит Лейстер не создала много картин, но то, что она написала, заслуживает особого внимания: например, этот игрок на лютне, исполняющий на своем инструменте серенаду. Полностью поглощенный своей музыкой, он в экстазе направляет свой взгляд ввысь. Он показан в приближении и снизу. Это придает сцене ощущение моментального снимка, как будто бы его поймали в момент игры. Сильное освещение дополняет этот эффект.

Веселый светский прием, происходит в саду стильного загородного дома. Группа денди и их барышень наслаждаются едой, выпивкой, флиртом и сложением музыки. Чувственное наслаждение кажется единственным объектом картины, но художник ненавязчиво делает тонкое предупреждение. Он добавляет в сюжет обезьянку, сидящую на цепи. Она олицетворяет человека, который позволяет своим грехам сковывать себя и не может освободиться. Таким образом, зритель предупрежден о том, что не стоит позволять веселью доходить до распущенности. Дирк Хале предоставляет нам великолепную картину экстравагантной моды 1620-х, но в изображении виллы и сада он менее реалистичен. Загородные дома в Нидерландах оставались все еще довольно скромными вплоть до 1650-х годов.
Винсент Костер одет на этом портрете, изваянном Хендриком де Кейзером, в классическую тогу. Впервые в истории голландский бюргер захотел увековечить себя в мраморе. Раньше позволить себе такое могли лишь дворяне. Костер был богатым человеком. Он заработал свое состояние, работая "винным приемосдатчиком", ответственным за проверку содержимого бочонков и подсчитывающим акцизный налог. Его называли "Обмерщиком центов". Кроме того, он получал свою выгоду из "Ауде Доолхоф" (Старого лабиринта), нескучного сада на канале Принсенграхт в Амстердаме. Известно, что в этом саду стояли скульптуры работы Де Кейзера. Выбор в качестве одежды тоги показывает, что этот амстердамец хотел, чтобы его видели римским государственным мужем. Этот костюм придает портрету величественный дух, но поза и реалистичные черты обеспечивают ему живость. Де Кейзер запечатлел их безошибочно.